Долгая дорога домой, или Всесоюзный суриковский скандал

16 апреля 2019

1930-е годы стали поворотными в развитии советской культуры. Было покончено с самыми широкими творческими экспериментами и принят к руководству единый метод «социалистического реализма», выстроена вертикаль в каждом роде искусства через систему творческих союзов (писателей, художников, композиторов), в школах с 1934 года возобновлено преподавание истории. Всё это обусловило пересмотр отношения к русскому классическому наследию, в том числе к живописи. Ближайшим результатом такого поворота стал проведённый на уровне ведущего художественного музея страны - Государственной Третьяковской галереи (ГТГ) - цикл монографических выставок, посвящённых великим русским художникам XIX - начала XX вв.

В 1956 году сотрудники ГТГ так оценивали это время: «Лишь вместе со всем подъёмом советской культуры, с укреплением метода социалистического реализма складывается правильное понимание истории русского искусства, отразившееся сначала в больших, включивших материал почти из всех музеев и частных собраний Советского Союза, монографических выставках 1930-х годов. Они были посвящены творчеству крупнейших русских живописцев-реалистов. Настоящими праздниками искусства, давшими ценнейший материал для советских художников и искусствоведов, а также глубокие, надолго запоминающиеся впечатления бесчисленным посетителям, были выставки творчества Кипренского, Перова, Крамского, Репина, Сурикова, Левитана, Серова». Об участии Красноярского краевого музея в одной из таких выставок и пойдёт речь далее.

Научный архив Красноярского краевого краеведческого музея хранит большое количество историй из долгой жизни первого музея Красноярска. Одна из них относится к 1936 - 38 годам и связана с картинами В.И. Сурикова из собрания музея, тогда называвшегося Государственный музей Красноярского края. Ниже мы предлагаем краткую хронику этой истории, составленную по документам научного архива КККМ.

На январь 1937 г. Государственная Третьяковская галерея запланировала выставку, посвящённую творчеству В.И. Сурикова, за помощью ГТГ обратилась в региональные музеи. Государственный музей Красноярского края отправил в Москву 64 работы Сурикова (видимо, всё, чем музей обладал на тот момент). В списке работ значатся и «Милосердный самарянин», и автопортрет 1889 г., и этюды к «Покорению Сибири Ермаком», и портреты родных художника, и многие другие работы, поступившие в музей от А.И. Сурикова, О.В. Кончаловской, М.Н. Любимовой, Е.П. Пассек и др.

10 июня 1937 г. руководство Красноярского музея поинтересовалось, когда будут возвращены работы В.И. Сурикова. 25 июня учёный секретарь Третьяковской галереи М.М. Колпакчи ответил: «Закрытие выставки В.И. Сурикова состоится не ранее как через два месяца». Однако ни через два, ни через три месяца, ни даже через год картины Сурикова обратно не вернулись.

После долгого молчания выяснилось, что красноярские картины были переправлены в Ленинградский Государственный Русский музей, откуда их почтой отправили в Красноярск 21 июня 1938 года. 3 сентября 1938 года и.о. директора З.К. Глусская отправила в Русский музей короткую телеграмму: «Картины Сурикова не получены». Далее приводим ответ руководства Государственного Русского музея. Здесь и далее документы цитируются с сохранением орфографии и пунктуации оригинала.

«В ответ на Вашу телеграмму ... Государственный Русский музей сообщает, что 3-го сентября нами послана телеграмма начальнику станции г. Красноярска с просьбою розыскать груз.

Вместе с тем, ввиду того, что по железнодорожным правилам розыск груза должен производиться получателем, просим с своей стороны обратиться с ходатайством о розыске пропавшего груза и напоминаем, что груз был отправлен в адрес Красноярской Картинной галереи ул. Халтурина, д. №6 по квитанции №195870, марка 86829 от 21/У1-1938 г. багажем в 2-х ящиках».

Всё бы хорошо, да только Красноярская художественная галерея появится в городе только в 1957 году, а улица Халтурина не появится никогда. Сложно понять, как получилось, что в Ленинграде не смогли узнать адрес при наличии переписки с Красноярском. З.К. Глусская написала в Ленинград:

«Считаю, что Русский музей отнесся к отправке ценнейших картин Сурикова преступно и халатно. Прежде чем посылать, нужно было узнать адрес Музея. В г. Красноярске ул. Халтурина совсем нет, а есть в Иркутске. Считаю, что отправителя нужно привлечь к судебной ответственности.

Если мы не получим в ближайшее время картин, а мы до сих пор их не получили, то немедленно дело передаем прокурору. Искать картины должны Вы, а не мы. У нас нет жел. дор. квитанции, а без документа жел[езная] дорога искать не будет.

Наш адрес: г. Красноярск, Дубровинского, 84, Гос. музей.

и.о. Директора Глусская».

Тридцатые годы были тяжёлым временем в истории нашей страны. Особые условия воспитали особый тип руководителя - человека подчас резкого и бескомпромиссного, но в то время чаще всего только такие люди и могли добиваться успеха. Большим счастьем для Красноярска было то, что в этот момент во главе музея оказалась Зинаида Константиновна Глусская (1908 - 1990). Музейщик до мозга костей, она стала легендой в красноярском музейном сообществе. Зинаида Константиновна пришла работать в музей в 1935 г. и вскоре стала исполнять обязанности директора, затем она возглавляла отдел истории, совмещая эту работу с преподаванием в средней школе, в 1946 - 1972 годах была директором музея, а после выхода на пенсию продолжала работу в качестве художника-оформителя.

Именно на долю З.К. Глусской выпала борьба за сохранение красноярского суриковского художественного наследия, над которым нависла угроза одномоментной полной утраты.

14 декабря 1938 года З.К. Глусская написала и в ГТГ:

«Русский музей к отправке ценнейших картин Сурикова отнёсся преступно и халатно, заслав их по неправильному адресу, указав ул. Халтурина, а ул. как таковой в г. Красноярске совсем нет, есть в Иркутске. И только по получении письма от Русского музея нам удалось розыскать на ст. Красноярск картину (полотно) «Милосердный самарянин» и один ящик с рамами, остальных же 41 рисунка до сих пор не получили. Картина и рамы были получены 3/IX-38 г.

Просим Вас немедленно приступить к розыску вышеуказанных картин, в противном случае дело передаем в суд».

Ответ заведующей отделом учёта Е.В. Сильверсван (будущего главного хранителя ГТГ) был такой:

«На В/отношение сообщаем, что нами получено сообщение из Русского музея, что рисунки Сурикова, принадлежащие Вашему музею за ненахождением адресата вернулись обратно в Музей. В Вашем отношении Вы, однако, не указываете самого главного, а именно точного адреса Вашего Музея, поэтому мы рекомендовали Русскому музею запросить телеграммой об адресе, т.к. в имеющемся у нас списке адресов периферийных Музеев значится ул. Халтурина. Сейчас же по получении Вашего адреса рисунки будут Вам высланы».

Недоразумение - вопиющее, ужасное, но ещё понятное - казалось, готово было разрешиться, но это был далеко ещё не конец истории.

21 ноября последовало письмо из Москвы: «Государственная Третьяковская Галлерея уведомляет Вас, что 41 рисунок Сурикова отправлены Вам Русским музеем (Ленинград) 26-го октября 1938 г. с оценкой в 5.000 р. - по адр[есу]. Красноярск ул. Дубровинского, 84».

А уже 23 ноября в Москву и Ленинград полетели возмущённые письма З.К. Глусской о том, что в Красноярск в общей сложности были доставлены только 42 работы Сурикова (41 рисунок и «Милосердный самарянин») из 64 отправленных Музеем в Москву два года назад.

В тот же день З.К. Глусская написала в редакцию «Правды» заявление, представляющее собой крик души музейщика, пытающегося добиться элементарной справедливости: «Прошу поместить заметку о преступном отношении Третьяковской Галлереи к художественным произведениям.

В 1936 г., когда готовилась выставка картин художника Сурикова, Красноярский Краевой Музей послал по просьбе Третьяковской Галлереи картины и этюды Сурикова, так как Галлерея сообщала, что после выставки будет в сохранности возвращено Музею. Музей послал 64 произведения, а получено обратно только 42 и причём лучшие произведения не получили.

Третьяковская Галлерея безобразно, несерьёзно отнеслась к пересылке ценных художественных произведений Сурикова. Посылку почему-то доверила Ленинградскому Русскому музею. Мы посылали в Галлерею, а не Русскому музею, Галлерея и должна отвечать.

Ленинградский музей послал картины Красноярскому музею, не узнав его адреса, по адресу Халтурина, 6, а в Красноярске совсем и нет такой улицы, а поэтому часть груза была отправлена обратно в Ленинград, а картина «Милосердный самарянин» Красноярской жел[езной] дорогой была предназначена к продаже и только потому, что Красноярский музей лично стал искать в кладовых дороги, где и была обнаружена картина, которая пролежала свыше 3-х месяцев, а в целом пропутешествовала целый год.

Музей просит «Правду» воздействовать на Третьяковскую Галлерею, а мы ей больше картин высылать не будем. Пусть научится обращаться. Разбазаривать свои фонды в дальнейшем Красноярский Краевой музей не намерен.

Красноярск является родиной Сурикова и не будет иметь его произведений, тогда как жители Красноярска требуют в книге записей ежедневно: «Почему нет картин Сурикова».

Считаю, что Третьяковская Галлерея не имеет права оставлять их у себя, они должны быть в Красноярске, где родился и жил Суриков. И.О. Директора Глусская».

На это письмо «Правда» отреагировала быстро, уже 2 декабря из редакции пришёл ответ, что письмо переслали в Комитет по делам искусств, куда и следует в дальнейшем обращаться. В начале декабря ГТГ и Русский музей с разницей в три дня отписали в Красноярск, что недополученные работы были Русским музеем отправлены на выставку в Киев согласно распоряжению Комитета по делам искусств. Вот что писала ГТГ:

«На В/отношение от 2/XI-38 г. Государственная Третьяковская Галлерея вновь сообщает Вам, что дальнейшая передача выставки Сурикова в Ленинград и Киев была произведена по приказу Всесоюзного Комитета по делам искусств в порядке обязательном для всех музеев.

В Киев пошла только живопись, поэтому вся графика была Вам возвращена из Ленинграда, что же касается масляной живописи, то таковая на днях отправлена Вам из Киева, где выставка закрыта 12/XI-38 г. О получении картин просим нас уведомить».

Почему об отправлении части работ Сурикова в Киев нельзя было сообщить в Красноярск заранее или хотя бы до письма в «Правду» - остаётся загадкой. Данное дело из научного архива КККМ заканчивается телеграммой из ГТГ от 4 апреля 1939 г.: «Срочно подтвердите Третьяковской Галлерее получение девятнадцати картин Сурикова, возвращаемых с выставки». Почему речь идёт о девятнадцати, а не двадцати двух произведениях, неясно.

Однако сопоставление списка отправленных в 1936 г. из Красноярска работ и списка художественных произведений, находящихся в Красноярском краевом музее 1940 года (не говоря о более поздних каталогах), показывает, что все они сейчас находятся в Красноярске. Видимо, Зинаиде Константиновне удалось добиться возвращения всех суриковских работ. И кто знает, как сложилась бы судьба красноярской суриковской коллекции, если бы Зинаида Константиновна не боролась с таким жаром. В то непростое время картины могли затеряться в поездках или задержаться в каком бы то ни было музее Европейской России (Ленинграде или Киеве) ещё на несколько лет. А ведь 41-й год был уже рядом.

Ирония судьбы состоит в том, что в течение двух следующих десятилетий именно З.К. Глусской пришлось передать большую часть суриковских работ из КККМ в другие музеи Красноярска.

В 1948 году был образован мемориальный Дом-музей В.И. Сурикова (ныне Музей- усадьба В.И. Сурикова), куда в 1949 году были переданы 20 работ из КККМ, почти все они ранее побывали на выставке 1937 года.

В 1957 году была образована Красноярская художественная галерея (ныне Красноярский художественный музей имени В.И. Сурикова). Т.А. Резвых пишет о после-дующих событиях:

«Осенью же 1957 года, вслед за решением о создании галереи, вышло распоряжение Министерства культуры РСФСР о передаче из Красноярского краеведческого музея в галерею произведений изобразительного искусства, что соответствовало практике того времени.

Процедура передачи, продолжавшаяся около двух месяцев, была драматичной и комической одновременно.

Директором музея З.К. Глусской этот приказ был воспринят как личная трагедия. Противоборство было суровым: с одной стороны - резкая и непредсказуемая Зинаида Константиновна, грудью вставшая за свою коллекцию, с другой - первый директор художественной галереи Александр Давыдович Спеваковский, первый главный хранитель художественной галереи Маргарита Николаевна Прозорова и директор художественной школы Илья Аронович Фирер, по усмотрению которого, главным образом, и отбирались произведения.

Каждая картина бралась с боем. Работы утаивались в наивной надежде, что о них не вспомнят. Но вспоминали! Иногда помогал в этом Александр Леопольдович Яворский, долгие годы, ещё с 1911-го, бывший сотрудником музея, одно время - его директором. В музее он к этому времени не работал, но фонды помнил хорошо, прекрасно понимал необходимость происходящего, и частенько с его подачи задавался каверзный вопрос: «Зинаида Константиновна, а где это?» И «это» находилось».

Думаю, что всё рассказанное выше позволяет лучше понять психологическое состояние Зинаиды Константиновны Глусской в это время. Помимо того, что отдавать надо было свои музейные предметы, речь шла ещё и о картинах, которые некогда были ею с таким трудом возвращены в Красноярск.

Кстати, впоследствии некоторые работы, посвящённые родным Сурикова и тоже путешествовавшие на выставку 1937 года, были переданы из художественного музея в Музей-усадьбу В.И. Сурикова. Таким образом, сегодня эти картины-путешественники, объехавшие когда-то половину нашей Родины, находятся в собраниях трёх красноярских музеев.


Черкасов И.А., зам. директора по научной работе

Актуальные новости

Все новости
«Голос, покоривший мир» в Санкт-Петербурге!

«Голос, покоривший мир» в Санкт-Петербурге!

7 сентября 2020
3 сентября в Шереметевском дворце – Музее музыки открылась совместная выставка Санкт-Петербургского государственного музея театрального и музыкального искусства и Красноярского краевого краеведческого музея «Голос, покоривший мир» памяти Дмитрия…
Красноярск — 1920. Выпуск №37 «Долой безграмотность»

Красноярск — 1920. Выпуск №37 «Долой безграмотность»

5 сентября 2020
2020 год — в школу поступают дети, 1920 год — в школу поступают взрослые. Подготовили новый выпуск виртуальной выставки ко Дню знаний!
Выставка «Дар бесценный»

Выставка «Дар бесценный»

4 сентября 2020
Выставка посвящена давнему другу нашего музея – Владиславу Викторовичу Спирову. Через мемориальные вещи на выставке показан жизненный путь нашего героя. Будучи маленьким мальчиком вместе с мамой он оказался в нацистском плену и прошел четыре фашистских…