«Старый Красноярск» Смирнова Всеволода Афанасьевича

28 февраля 2019

В 1920 г. в музее Приенисейского края появился новый сотрудник – интеллигентный и образованнейший человек своего времени Всеволод Афанасьевич Смирнов. Он поступил в отдел «Старый Красноярск», пополняя его материалами по истории города, работал с архивами и писал труды по истории Сибири. Он знал больше десяти иностранных языков и объехал всю Европу. Но его талант и работы оказались неоцененными современниками, а судьба поистине трагична.

Биография Всеволода Афанасьевича была представлена в воспоминаниях его дочери Констанции Всеволодовны в 1996 г., хранящихся в музее.

Воспоминания о моем отце

Мой отец Всеволод Афанасьевич Смирнов родился в Сибири в декабре 1878 года. Его предки были сельскими священниками, отец его преподавал в духовной семинарии в Красноярске, русский православный, мать полька, католичка, талантливая музыкантша (училась в Петербургской консерватории), много лет была председательницей Красноярского музыкального общества. Учился Всеволод в красноярской гимназии, которую окончил с золотой медалью. Его любимыми предметами были иностранные языки, история и география. Кроме Всеволода в семье было еще двое детей – Эразм на два года моложе и Констанция на пять лет моложе. Но Всеволод был самым способным и прилежным и обладая отличным характером был наиболее любим обоими родителями. В гимназические годы Всеволод любил бывать на Столбах, на Черной сопке, на Караульной, Бирюсе и других известных местах окрестностей Красноярска. После окончания гимназии поступил в Петербургский университет на филологический факультет. По всем дисциплинам всегда имел отличные оценки. В годы учебы любил писать стихи, которые иногда публиковал в печати. Вот один из его стихов:

Иди вперед, чтоб жить и жить давать.

Узнаешь ты людей, увидишь их страданья.

И дай, что можешь дать: свой труд,

Любовь и мягкость состраданья.

И пусть порой твоя устанет грудь,

И пусть судьба сразит тебя бедою

Иди вперед и будь всегда

Хотя б один, всегда самим собою.

СПб, 11.11.1901 г.

После окончания университета обучался еще и в Археологическом институте также в Петербурге. Затем возвратился в Красноярск и преподавал историю и географию в красноярской мужской гимназии в должности коллежского асессора, а затем инспектора. В начале XX века и до революции Смирновы были в Красноярске люди известные. Имели большой каменный дом (где теперь 1-я поликлиника на пр. Мира) и во дворе тоже двухэтажный кирпичный флигель. Помимо этого был еще один дом недалеко от этого с кирпичным низом и деревянным верхом, в котором до революции жила во втором этаже мать Всеволода Афанасьевича и его сестра, а низ сдавали квартирантам. После революции в этой квартире второго этажа жила вся наша семья до сноса этого дома в 1975 году.

Имелись до революции и три дачи на левом берегу р. Енисея (где теперь с/х «Удачный). Одна из них старая, купленная у кого то, вторая небольшая, на которой летом жил В.А. Смирнов и его семья и третья новая, красивая, выстроенная К.А. Смирновой на учительские деньги в 1916 г. К дачам примыкал кусок огороженного леса с высокоствольными соснами и редкими полевыми цветами. Дачи окружали великолепные цветники, а на берегу Енисея имелась купальня для раздевания, спуска и воду и выхода в реку. Мой отец и его мать были отличными пловцами, а остальные члены семьи использовали только купальню.

Когда в Красноярске, еще до революции возникла Государственная Дума, то отец был избран гласным этой Думы и много внимания уделял вопросам городского благоустройства. Кроме того поддерживал постоянную связь с краеведческим музеем, с рыбохозяйственной станцией, часто работал в городском архиве, подбирая материалы о живших в нашем крае декабристах. Тесная связь у отца была и с Красноярским отделом Русского географического общества.

Осенью 1908 года отец женился на Лидии Владимировне Борисовой. Она была внучкой известного адмирала, написавшего «Лоцию Балтийского моря». Она окончила Бестужевские высшие курсы и работала потом преподавателем в гимназии. В 1909 году В.А. и Л.В. Смирновы совершили путешествие за границу, побывав в Германии, Франции, Испании, Италии и Швейцарии. Успеху путешествия сопутствовало то, что и отец и мать отлично знали иностранные языки. Вторично отец уже один (мы были еще малы) побывал в Швейцарии, Чехословакии и Англии в начале 1914 года. Из Англии привез книги, отличную пишущую машинку «Эрика» и очень быстро освоил технику печатания всеми десятью пальцами, из Швейцарии много интересных экспонатов, а будучи в Чехословакии интересовался и восхищался развитием так кооперативного движения. Вообще отец был разносторонне развитый человек. Он имел отличный музыкальный слух, легко писал стихи и песни, увлекался игрой в шахматы и теннис. Карт не любил и никогда в них не играл.

В домашние дела отец входить не любил. От нас детей требовал, чтобы мы вставали рано, чтобы уроки готовили только самостоятельно, чтобы никогда ничего на откладывали «на потом» и чтобы никогда не опаздывали ни в школу, ни в церковь, ни в кино, ни в гости. И чтобы никогда не забывали Бога. За все эти жизненные правила я до сих пор ему благодарна.

Отец Всеволода Афанасьевича А.Г. Смирнов был в Красноярске видной фигурой, председателем Союза русского народа. Его тогдашние революционеры считали черносотенцем и когда он однажды один ехал вечером себе на дачу в 1905 году из оврага у ручья Гремячего предательски выстрелили ему в спину, прострелив почки. В результате этого он долго хворал и в 1906 году скончался. А вообще он был могучего сложения. Воз сена мог приподнять одной рукой. После него остались лишь долги (по его конезаводу), которые отец принял на себя и честно выплачивал в течение нескольких лет. Все знали, что его слову можно верить как документу с печатью.

После революции отец продолжал работать учителем истории и географии в школах города и в Красноярском учительском институте В 1923 г. перешел работать в горкоммунхоз заведующим отделом благоустройства и за год красноярцы сразу почувствовали сколько сделано хорошего и нужного. Например, при переправе через Енисей (моста тогда не было) длительное время приходилось ожидать плашкоута в Красноярске и на острове совершенно негде было спрятаться от дождя. А когда руководить стал мой отец очень скоро появились обширные тесовые будки, в которых даже большое количество ожидающих могли найти надежное укрытие. Также быстро был при еден в порядок городской сад, проведен ремонт клуба Либкнехта и многое другое. В 1925 году проходила в Красноярске «чистка» госучреждений. Всех служащих проверяли на их «чистоту и соответствие». Одних садили в тюрьму — это была первая категория. Других увольняли с «волчьим билетом – нигде не принимать на работу, а третьих просто увольняли, как не могущих занимать место по ряду причин. Это была третья категория. Хорошо до сих пор помню как отец пошел на эту «чистку», на эту комиссию, а мама и тетя все волновались с каким результатом он возвратится домой и возвратится ли вообще. Трудно тогда было угадать результат заранее. (Мне было тогда 14 лет). Приходит отец и говорит: «Меня вычистили по третьей категории, как сына монархиста Афоньки Смирнова. Такому не может быть вверено благоустройство города». Отец снова пошел работать в школу железнодорожников, которая находилась около вокзала. Ходить было далеко и по утрам одна из нас сестер отвозила отца в школу на нашей лошади. (Мы учились во вторую смену). Возвращался он пешком или реже на извозчике. А благоустройство города, возглавляемое теперь стопроцентным пролетарием снова стало приходить в упадок. Скоро от будок для ожидания плашкоута не осталось и следа.

В 1925 году в Красноярске широко отмечали столетие со дня восстания декабристов на Сенатской площади в Санкт-Петербурге. 25 декабря газета «Советская Сибирь» опубликовала статью отца «Декабристы в Красноярске», а потом в журнале «Сибирские огни» за 1925 год была помещена его статья: «Декабристы в Красноярске (по новым данным) и в № 6 за этот же год его же материал «Жизнь декабристов в Туруханске: по новым данным». В двадцатые годы отец читал много бесплатных лекций для населения. Читались они в Доме учителя или клубе имени Карла Либкнехта (теперь снесен по милости «отцов города»). Темы были самые разные: о декабристах, о Бирюсинских пещерах, об археологических раскопках и находках в окрестностях Красноярска, об экскурсиях по р. Мане, животном мире Красноярского края, о путешественниках, изучавших Восточную Сибирь и Центральную Азию и т.д. Была у отца хорошая личная библиотека, в которой было много книг на иностранных языках.

Когда в годы революции были организованы в городе народные дружины из интеллигенции и им вменялось в обязанность маршировать по главной улице, то отец сочинил песню под названием «Крепкой спайкой». Дружинникам она понравилась и распевая эту песню они бодро маршировали по улице Советской (теперь пр. Мира). Первый куплет песни был такой:

«Крепкой спайкой своего народа

Русь сильна и могуча была.

Но вот налетела невзгода

И страданья с сабой принесла».

Остальные куплеты этой песни моя память не сохранила. Отец тоже маршировал в числе этих дружинников.

Во второй половине двадцатых годов отец вместе с В.П. Косовановым много внимания и сил уделяли выпуску Библиотеки Приенисейского Краеведа. Предполагалось опубликовать 28 выпусков. Каждый выпуск «библиотеки» представлял самостоятельное целое и мог приобретаться отдельно. Издание выходило по мере поступления материала. Принималась подписка и на все издание. В.А. Смирновым были опубликованы: вып. 1-й – Введение в изучение Приенисеиского края, вып. 12-й – Исторический очерк края и вып. 25-й – Пути сообщения в Приенисейском крае.

С 1930 г. отец перешел на работу экономистом отдела труда в г. Красноярске, но проработал здесь недолго, так как был арестован и заключен в тюрьму. Суда никакого не было. Судила «тройка». Даже маме не сказали за что его взяли. Сперва он сидел в Красноярске, затем в Мариинске, а потом был переведен в Сиблаг вблизи г. Томска. Я тогда работала лаборантом в Томске и в 1933 году (когда он был переведен в Сиблаг) приносила ему в лагерь передачи – главным образом молочные продукты. С такими передачами пропускали без особых формальностей. В лагере было много деревянных бараков для жилья и здание канцелярии, где отец работал медицинским статистиком. При канцелярии был небольшой садик, куда можно было с ним выходить и разговаривать без свидетелей. В комнате, где он ;ил были не нары, а кровати. Кроме отца там жили еще трое. 2 священника и один геодезист. Все с высшим образованием. Отец о них отзывался кар о людях весьма достойных. Осенью 1933 года он неожиданно заболел и через несколько дней скончался. Мне присутствовать на похоронах не разрешили, так как хоронили ночью без гробов и в общей могиле. Разрешили лишь передать чистое белье и простыни, чтобы завернуть его. Так окончился его жизненный путь.

Дело по обвинению СМИРНОВА Всеволода Афанасьевича было пересмотрено Президиумом Красноярского краевого суда 28 июня 1958 г. Постановление Особого Совещания при Коллегии ОГПУ от 2-го октября 1931 г. ОТМЕНЕНО и производством прекращено. СМИРНОВ В. А. – реабилитирован. 5-го июля 1958 года наша семья получила об этом соответствующий документ. Много больше мог бы сделать за свою жизнь этот умный человек, но хорошо хоть его честное имя посмертно было восстановлено.

Его дочь Смирнова Констанция Всеволодовна. 15 января 1996 г. г. Дивногорск

Материалы подготовили:

Ермакова Ольга Петровна

Майзик Елена Игоревна

Актуальные новости

Все новости
Выставка «Дар бесценный»

Выставка «Дар бесценный»

4 сентября 2020
Выставка посвящена давнему другу нашего музея – Владиславу Викторовичу Спирову. Через мемориальные вещи на выставке показан жизненный путь нашего героя. Будучи маленьким мальчиком вместе с мамой он оказался в нацистском плену и прошел четыре фашистских…
«Больше, чем любовь»

«Больше, чем любовь»

4 сентября 2020
Выставка создана к 100-летию со дня рождения Марии Семеновны Корякиной, жены великого русского писателя Виктора Петровича Астафьева. Основана на её автобиографической повести «Знаки жизни»
Пресс-конференция, посвященная открытию выставки «Голос, покоривший мир»

Пресс-конференция, посвященная открытию выставки «Голос, покоривший мир»

28 августа 2020
Выставка памяти Дмитрия Хворостовского откроется 4 сентября 2020 года в Петербургском музее театрального и музыкального искусства.