Проект «Что расскажет нам предмет». Шкалик – винная мера.

23 июля 2018

Что общего между моряком военного флота и рабочим на золотом прииске XIX века? И тем, и другим полагалась «винная порция».

Алкоголь стал неизменным спутником моряков еще в глубокой древности. С XVII в. англичане вместо пива дважды в день выдавали матросам ром. Морякам нравился этот крепкий алкогольный напиток, но офицеры быстро заметили вред от нововведения – падение дисциплины и рост травматизма. В 1740 г. вице-адмирал Эдвард Вернон по прозвищу «Старый Грог» распорядился разбавлять порцию рома водой с лимонным соком. Моряки, недовольные нововведением, назвали этот напиток Грогом. В английском флоте традиция выдавать алкоголь экипажам военных кораблей просуществовала до 1970 г.

Создавая российский флот, Петр I перенимал опыт ведущих морских держав того времени – Англии и Голландии. Согласно Воинскому уставу Русской армии 1716 г. на флоте морякам выдавали 4 чарки (120 мл) хлебного вина в неделю. Хлебным вином называли в то время крепкий алкогольный напиток, отличающийся от водки способом производства (метод дистилляции).

Со временем нормы выдачи алкоголя менялись. К середине XIX века «алкогольное довольствие» сократили до 12 чарок в месяц, а к концу столетия регулярно 3 раза в неделю алкоголь выдавали лишь во время военных действий. В мирное время винную порцию выдавали только по праздникам (15 раз в год) и на усмотрение капитана после шторма или учений.

На флоте сложился особый ритуал употребления хлебного вина: к ендове (сосуд с хлебным вином) подходил в порядке старшинства вначале боцман, затем и все остальные младшие чины. Нужно было снять головной убор, перекреститься и зачерпнуть чаркой вино из ендовы. Поднося ко рту, требовалось подставить ладонь левой руки под чарку, чтобы ни одной капли напитка не упало на палубу.

Отменили на русском флоте винную порцию лишь с началом Первой мировой войны в связи с введением «сухого закона».

В отличие от военного флота выдача алкоголя рабочим на золотых приисках первоначально была запрещена законом. Тем не менее, со временем в этой отрасли промышленности винная порция получила широкое распространение.

В нашем регионе золото нашли в 30-х годах XIX века. Желтый металл добывали вольнонаемные рабочие, преимущественно крестьяне. Людей привлекали высокие заработки. Так, например, в 40-е годы XIX в. приискатель за сезон зарабатывал от 100 до 350 рублей ассигнациями (денежные купюры, курс которых был ниже, чем у серебряных монет; в перерасчете на серебро – около 28-100 рублей).

Некоторые прииски имели оборудование для непрерывной работы в течение года, но на большинстве месторождений работали сезонно с мая по ноябрь. Условия труда были очень тяжелыми: работали по 13-15 часов в день, проживали в жилищах, которые сами строили из бревен или камня, одежду и необходимые предметы получали от работодателя в счет оплаты. Теснота, антисанитарные условия способствовали развитию болезней. В этой ситуации многие приискатели находили спасение в алкоголе. Запрет на продажу алкоголя рабочим золотых приисков повсеместно нарушался. Жители соседних с месторождением деревень подрабатывали «спиртоносами» – торговцами алкоголем. Да и сами владельцы приисков обходили этот запрет, прекрасно понимая, что спиртное – хороший способ погасить недовольство рабочих тяжелыми условиями труда.

По праздникам, а на некоторых приисках ежедневно, приискатели получали «винную порцию», отмеряемую черпачками – шкаликами. В то время шкаликом называли не маленькие бутылочки, а меру объема жидкости (1/200 ведра или 61,5 мл).

Помимо бесплатной порции спиртного приискатель мог приобрести дополнительный алкоголь у работодателя. В прессе не раз писали о практике спаивания рабочих. Например, газета «Восточное обозрение» сообщала: «… золотопромышленность еще со времен откупов находилась в тесной связи с виноторговлей. Чем больше рабочий пропьет из заработка, тем золотопромышленнику выгоднее…». Владельцы приисков, продавая алкоголь втридорога, получали дополнительный доход, штрафуя рабочих за пьянство.

Осенью после окончания сезона приискатели отправлялись по домам. Привыкнув регулярно выпивать, они приносили эту пагубную привычку в свои родные села и города. За зиму рабочие спускали доставшиеся им тяжелым трудом деньги в питейных заведениях. Кабаков в Сибири хватало: в конце XIX века в Красноярске на 200 жителей приходилось одно питейное заведение.

В городах, как и на приисках, порция алкоголя отмерялась специальными черпачками. Несколько таких винных мер хранится в фондах Красноярского краевого краеведческого музея. Один черпачок-шкалик представлен в экспозиции, посвященной истории Енисейской губернии. Этот невзрачный предмет показывает темную сторону золотой лихорадки в Сибири, которая способствовала не только к развитию экономики, но и нанесла серьезный социальный вред.

Автор: М.Ю. Новоселов, научный сотрудник отдела истории